Наверх
Найти:

Эпоха камня. Начало заселения Прииртышья

Дата:2012-07-04 13:50:53

Позднее заселение западносибирской равнины связано, по мнению исследователей, с географическими особенностями данной территории. Западносибирская равнина в период плейстоцена подвергалась неоднократному оледенению, слой льда достигал 800 м. и покрывал северные районы Сибири полностью. [1] В результате нарушался сток сибирских рек, в том числе Оби и Иртыша, что приводило к затоплению более южных районов с одной стороны, и дальнейшему распространению льда на юг - с другой. Это затрудняло заселение Западной Сибири до тех пор, пока ледяной пояс сохранялся.

Проникновение человека на территорию Западной Сибири, по-видимому, началось с территории Северного Казахстана. Первые останки человека на территории Западной Сибири были обнаружены экспедицией А.П. Деревянко на пещерной стоянке им. Окладникова - здесь были обнаружены останки неандертальца. Однако стоянка и. Окладникова расположена на Алтае, то есть в южной части Западной Сибири. На данный момент в на территории Западной Сибири известно три позднепалеолитических памятника, очень различных по своему культурному облику: стоянка Шикаевка II, на севере Курганской обл. на правом берегу р. Тобол (геологическая датировка данной стоянки - 11 - 9 тыс. до н.э.); памятник Волчья Грива в Барабинской лесостепи (радиоуглеродная дата 14200 + 150 лет тому назад); Черноозерье II в Омской области (радиоуглеродная дата 14.500 + 500). [2] На территории Омской области палеолитическая стоянка охотников, рыболовов и собирателей Черноозерье-II, расположена в Саргатском районе в 140 км. к северу от г. Омска (на левом берегу). Сам памятник был открыт и исследован еще в середине 60-х гг. Археологами Уральского Государственного Университета В.Ф Генингом и Петриным и представляет собой долговременное поселение со значительным культурным слоем, разделенным стерильными прослойками на несколько жилых горизонтов. Это обстоятельство указывает на неоднократное заселение памятника, однако неизвестны причины, заставившие людей покидать обжитое место и снова возвращаться. Вероятно, это было связано с природными условиями. На стоянке открыты останки прямоугольного жилища площадью 10 кв. м. с овальным очагом по центру. Основным горючим материалом служила кость, которая долго горит и дает высокую температуру. На стоянке выделено 22 очага, топливом для которых служила кость. На полу жилища и за его пределами было собрано около 3 тысяч изделий из кварцита, речной гальки, мелкозернистого песчаника, яшмы, а также предметы из кости, осколки костей животных и рыб. [3] Центрами индустрии на стоянке Черноозерье-II являются протомастерские - точки, которые были выделены по большому скоплению заготовок и отходов производства. Коллекция инструментов, сделанных древними жителями Черноозерья-II, включает в себя нуклеусы, рубящие каменные орудия, скребки и проколки, ножи, сверла, долота. Имеются и комбинированные орудия, предназначавшиеся для выполнения целого ряда операций. Среди костяных изделий - и простейшие проколки, и кинжал или наконечник метательного копья (дротика), вырезанный из ребра животного, с мелкими узкими пазами вдоль боковых сторон, в которые вставлены кварцитовые прямоугольные пластинки, закрепленные клеящим веществом. Также на стоянке была обнаружена костяная игла с ушком, орнаментированные украшения. Если костяные орудия труда изготавливались из самих объектов охоты, то с каменными орудиями дело обстояло сложнее. Для изготовления любого каменного инвентаря требовалось сначала найти исходное сырье (что для условий Среднего Прииртышья довольно трудно), предварительно обработать найденный кусок камня, сколоть с полученной заготовки отщепы, а затем при помощи ретуширования превратить их в законченные орудия, готовые к использованию.

В целом орудийный комплекс памятника Черноозерье-II предназначен для охотничьего промысла, в частности для разделки туш и обработки шкур животных. Заселение западносибирской равнины происходило со стороны Урала и Южной Сибири. Продвижение первобытных переселенцев шло по долинам рек, где имелись вода и сырье, места для водопоя животных и высокие берега, спасавшие от гнуса. Охотились в основном на бизона, дикую лошадь, волка, лисицу, зайца. На всех стоянках, кроме Чернозерья-II, найдены кости мамонта. Список добываемых животных, а также орудия свидетельствуют о том, что для переселявшихся на западносибирскую равнину групп охота была делом привычным. Она снабжала охотников пищей, орудиями и шкурами, одеждой и жильем, а также топливом. О роли собирательства в жизни палеолитического человека на территории западносибирской равнины исследователям приходится только догадываться, так как археологических следов собирательства не остается. Тем не менее, во всех древних сообществах охота носила случайный характер, в значительной степени опиравшийся на удачу, а потому собирательство являлось необходимым для выживания группы. Рыболовство же играло, по всей видимости, незначительную роль, о чем свидетельствуют немногочисленные кости рыб на стоянке Черноозерье-II. По расовому типу первые жители Западной Сибири были монголоидами, однако не исключено и наличие представителей европеоидной расы. Достоверных представлений о верованиях и общественной организации населения палеолита Западной Сибири пока нет, однако исследователи предполагают, что сложился культ богини-Матери, и складывались зачатки культов птиц и пресмыкающихся. Памятники эпохи мезолита на территории Среднего Прииртышья изучены слабо. Одним из мезолитических памятников на территории Среднего Прииртышья является стоянка Черноозерье VIа - долговременное стойбище охотников и собирателей. В культурном слое данного памятника исследователями А.Ф. Генингом и его учениками получен комплекс материалом каменной индустрии. Основным отличием от памятников позднего палеолита на мезолитических стоянках является господство микролитов - сравнительно небольших инструментов из камня, часто предназначенных для использования в составных орудиях. Кроме того, к мезолитической эпохе в Прииртышье относятся стоянки Максимовка II, Большой Ащикуль, Омская стоянка и т.д. В начале VI тысячелетия до н.э. мезолит на территории Западной Сибири сменяется неолитом. В эпоху неолита господствует преимущественно теплый влажный климат, степи продвинулись на 500 км севернее. В эпоху неолита происходит внедрение "неолитической триады" пиления, сверления и шлифования камня, а также повсеместное распространение глиняной посуды. Широко начинают применяться каменные топоры, тесла. Охота уравнивается по значимости с рыболовством в тех местах, где существуют для этого благоприятные условия.

В период неолита рост численности населения на территории Западной Сибири приводит к образованию крупных этнических общностей, складывающихся в единые группы по ряду признаков. По мнению ряда авторов, в этот же период происходит складывание угорского и самодийского этносов. [4] Население Западной Сибири не составляло единую культурную общность, а было разделено географически на ряд крупных районов: Среднее Приобъе, Барабинская лесостепь, Нижнее Приобъе, Среднее Прииртышье. Среднее Прииртышье включает в себя и нынешнюю Омскую область. Неолитические памятники Среднего Прииртышья относятся к среднеиртышской неолитической культуре выделенной группой авторов и датированной IV - первой половиной III тыс. до н.э. [5] О происхождении общности до сих пор ведутся споры, однако пока исследователи склоняются к местному характеру генезиса данной культуры. Основными памятниками неолита в Среднем Прииртышье являются Омская стоянка, Омский могильник, Артын I, Бичили I, Шалтов I и ряд других. Некоторые авторы, в частности, А.И. Петров, выделяют более 40 неолитических памятников на территории Среднего Прииртышья. [6] Одна из наиболее известных неолитических стоянок - Омская стоянка, является характерной для Среднего Прииртышья. Каменный инвентарь стоянки свидетельствует о рыболовецко-охотничьем характере хозяйства неолитических жителей. Самыми многочисленными на Омской стоянке явились изделия из камня. Характерным признаком неолита является широко представленные среди находок Омской стоянки кости и чешуя рыб. В эпоху позднего неолита и перехода к раннему бронзовому веку господствующим в Среднем Прииртышье, и целом по Иртышу и его притокам [7] являлось, по мнению большинства археологов, население - носитель керамики екатерининского типа. Сам термин впервые был введен в 1969 г. в докладе ряда исследователей: В.Ф. Генинга, Т.М. Гусенцевой, О.М. Кондратьева, В.И. Стефанова, В.С. Трофименко на одной из конференций в г. Тобольске, на основе небольшой коллекции керамики со стоянки Екатериновка I, где керамика этого типа была впервые встречена в составе однослойного памятника, а также сопоставления этих находок с материалами Омской стоянки. [8] Со временем были открыты и другие памятники с керамикой екатерининского типа: Бичили I, Кыштовка I, Красноярка, Козловка II, Тух-Сигат IV и ряд других. Тем не менее, за более чем тридцать лет вопрос, связанный с керамикой екатерининского типа, остается одним из наименее изученных. Наиболее значительный материал екатерининской керамики представлен в коллекции В.Н. Чернецова, а также раскопками на Екатериновке I и Омской стоянке (большая часть которой была уничтожена при строительстве моста через р. Иртыш). В результате более поздних изысканий была открыта и исследована Екатериновка II, расположенная в 2-х км. западнее Екатериновки I; обнаружена керамика екатерининского типа на памятниках Окунево III, V. В процессе работы археологических экспедиций к началу 90-х гг. открыты такие памятники позднего неолита, как стоянки Ава-Луговая I, Хутор БорI, Александровка I, Журавлевка I, Ямсыса IV, V, VIII; поселения Вознесенское I (Тевризский район), Вертенис, Тюрмитяки I (Усть-Ишимский район), Яман VI (Крутинский район). Однако большинство памятников, содержащих керамику екатерининского типа, пока лишь находится в стадии разработки. Значительная консервативность орнаментации екатерининской гребенчато-ямочной традиции значительно усложняет выделение в огромной географически территории различных групп на основе керамического материала, и позволяет выделить лишь миграции населения гребенчато-ямочной культуры. [9] С середины 80-х гг. был поставлен вопрос о распространении ареала существовования населения с керамикой екатерининского типа на Среднее Прииртышье. На севере ареал распространения керамики екатерининского типа достигает широты р. Ишим, лишь некоторые стоянки расположены севернее. Западная граница - в районе Крутинских озер (поселение Яман VI). Восточные памятники расположены в верховьях рек Оми, Тары и Васюгана - стоянки Красноярка, Козловка II, Кыштовка I, Тух-Сигат IV. Памятники екатерининского типа представляют собой, по мнению А.И. Петрова, юго-восточный ареал распространения гребенчато-ямочной керамики в позднем неолите - ранней бронзе. [10] Екатерининская общность, по мнению М.Ф, Косарева, образует своеобразный выступ, разделяя культурные области гребенчатой и самусьской типов керамики. [11] Екатерининский тип керамики имеет ряд специфических особенностей:
  1. Строгая горизонтальная зональность узоров, выраженная в заполнении однообразными поясами, разбиваемыми рядами ямок.
  2. Сочетание гребенчато-ямочной и накольчато-ямочной керамики с керамикой, орнаментированной гладким штампом.
  3. Подтреугольная форма короткозубой гребенки и насечки, своеобразный тип шагающей гребенки и гладкой качалки, наличие сегментовидных, удлиненных и "подкововидных" ямок.
  4. Прочерченные линии, удлиненный гребенчатый штамп, отступающая палочка, косые и вертикальные ряды штампа отсутствуют.
  5. Наблюдается некоторая геометричность узора - широкое распространение горизонтального зигзага, наличие сетки, креста и т.д.[12]
Для керамического материала характерно два основных этапа: первый, относящийся к эпохе позднего неолита, характеризуется остродонной и круглодонной формой сосудов; второй, относящийся к эпохе раннего металла, характеризуется плоскодонными сосудами. [13] Второй тип сосудов был отнесен А.И. Петровым к александровскому типу. Исследуя памятники с керамикой екатерининского типа А.И. Петров выделяет керамический материал с памятника Ямсыса VIII и Александровка III - александровский тип керамики, как последний этап екатерининской культуры. [14] При изучении поселений "александровского типа" были найдены характерные предметы:
  1. "Когтевидные" долота позднего типа - прямоугольные, низких пропорций, с хорошо выявленным желобком.
  2. Точила из бордового сланца, имеющие форму параллелограмма и следы пиления.
Датирующие находки, найденные с керамикой александровского типа, говорят о том, что нижняя граница существования екатерининской общности - середина III тыс до н.э. Население екатерининской общности, к которой сам А.И. Петров относит оба типа керамики, было широко распространено в Прииртышье и за его пределами. Материалы памятников екатерининской общности в Среднем Прииртышье свидетельствуют о начале развития производящего хозяйства. Местное население разводило лошадей, мелкий и крупный рогатый скот. Появление скотоводства связывают с южным влиянием. Значительную роль играют у екатерининцев рыболовство и охота. К середине III тыс до н.э. на территории Прииртышья заканчивается период неолита, с на рубеже III-II тысячелетий до н.э. в Прииртышье проникает медь.
Список литературы
  1. Коников Б.А. Основы археологии Западной Сибири. Омск. 1997 г. с 13
  2. Палеолит СССР. Археология СССР. М., 1984 г. с. 310
  3. Палеолит СССР. Археология СССР. М., 1984 г. с. 310
  4. Косарев М.Ф. Древняя история Западной Сибири: человек и природная среда. М., 1991 г. с. 43
  5. Генинг В.Ф., Гусенцова Т.М., Кондратьев О.М., Стефанов В.И., Трофименко В.С. Периодизация поселений эпохи неолита и бронзового века Среднего Прииртышья.// Проблемы хронологии и культурной принадлежности археологических памятников Западной Сибири. Томск, 1970 г.
  6. Петров А.И. Стоянка Крапивка I.// Этнокультурные процессы в Западной Сибири. Томск, 1983 г. с. 21
  7. Петров А.И. Екатерининский тип керамики на памятниках Среднего Прииртышья// Археология Прииртышья, 1980 г. с. 3
  8. Генинг В.Ф., Гусенцова Т.М., Кондратьев О.М., Стефанов В.И., Трофименко В.С. Периодизация поселений эпохи неолита и бронзового века Среднего Прииртышья.// Проблемы хронологии и культурной принадлежности археологических памятников Западной Сибири. Томск, 1970 г.
  9. Эненолит СССР. Археология СССР. М. 1982 г. с. 262
  10. Петров А.И. Екатерининский тип керамики на памятниках Среднего Прииртышья// Археология Прииртышья, 1980 г. с. 6
  11. Косарев М.Ф, К проблеме западносибирской культурной общности. // Советская археология, 1974 г. № 3, с. 6
  12. Петров А.А. Периодизация и хронология памятников екатерининской культуры в Среднем Прииртышье//Источники по истории Западной Сибири: История и Археология. Омск, 1987 г.с. 7
  13. Энеолит СССР. Археология СССР. М., 1982 г. с. 262
  14. Петров А.А. Периодизация и хронология памятников екатерининской культуры в Среднем Прииртышье//Источники по истории Западной Сибири: История и Археология. Омск, 1987 г.

Дизайн и разработка: Ачатов Александр | AV-Bass Studio©2012-2014

© Музей археологии и этнографии ОмГПУ