Наверх
Найти:

Среднее Прииртышье в эпоху бронзы

Дата:2012-07-04 14:24:41

В начале II тысячелетия до н.э. в Прииртышье появляются изделия из металла: сначала из меди, а потом из бронзы. Мнения о переходе древнего населения западной Сибири от камня к металлу разделились. Ряд исследователей во главе с В.И. Матющенко [1] отрицают на территории Среднего Прииртышья наличие энеолитической эпохи, так как, по их мнению, проникновение меди в быт жителей Западной Сибири не принесло сколько-нибудь значимых изменений в быт и систему хозяйствования. Более того, не были вытеснены и каменные орудия из употребления, а применение меди, по мнению В.И. Матющенко, имело эпизодический характер. Другая группа исследователей во главе с М.Ф. Косаревым [2] отстаивают тезис о эпохе энеолита как поворотном этапе в развитии древнего западносибирского общества в целом.

Климатические условия в эпоху неолита связаны прежде всего с тотальным увлажнением климата, увеличением уровня воды, и, соответственно. Повсеместным ростом болот, торфяников, малых притоков рек. Начинается отступление степи на юг. Одной из первых находок металла на территории Прииртышья является описанный А.И. Петровым нож из могильника Хутор Бор IV, найденный вместе с александровским типом керамики. О появившемся металле в первую очередь говорят изменение в составе каменного инвентаря:
  1. Почти исчезают каменные ножи, как ретушированные, так и шлифованные.
  2. Резко уменьшается доля проколок и скребков, возрастает небрежность в их обработке
Тем не менее, первоначально изделия из металла не могли полностью заменить и вытеснить каменные изделия. Наконечника стрел и копий, мелкие долота, другие предметы не первой необходимости по-прежнему изготовлялись из камня. Среди этих изделий качество изготовления остается прежним, Появляются более совершенные виды ретуши, изделия становятся все менее массивными. Новым в период проникновения металла стало и появление новых, гораздо более крупных поселений. Так, на поселении Ямсыса XII выявлены следы 25 жилищных впадин, а общая площадь поселения составляет не менее 15 000 кв. м. Раскопками памятника долгое время занимался А.И. Петров. На основании полученных им результатов поселение Ямсыса XII датируется периодом перехода от неолита к металлу - энеолиту. А. И. Петров выделяет керамику с Ямсысы XII в керамику александровского типа, выделенную им как поздний этап керамики екатерининского типа.

Хронология типов керамики энеолита - развитой бронзы благодаря наличию закрытых комплексов позволяют проследить могильники Хутор Бор IV и Окунево VII. Исходя из комплексов находок с этих памятников можно говорить о преемственности между населением екатерининской общности, господствующей на территории Среднего Прииртышья в энеолите, и носителями степановской керамики, которую А.И. Петров датирует первой четвертью - серединой II тыс. до н.э. На могильнике Окунево VII в захоронении 33 рядом со степановской керамикой был найден двулезвийный черешковый нож, аналогичные ножи были найдены на Омской стоянке, и датируются концом III - первой половиной II тыс. до н. э. Сходные ножи были обнаружены в могильнике Сопка Нововаршавского р-на Омской области. Двулезвийные черешковые ножи очень широко распространены в Западной Сибири, и датируются ранним бронзовым веком. Целый ряд находок на памятниках, содержащих александровский и степановский тип керамики, говорит о постепенном переходе к бронзовому веку в Прииртышье в конце III - начале II тыс. до н.э.

Начало бронзового века связывают с широким внедрением в быт населения нового металла - бронзы, которая обладала рядом важных преимуществ по сравнению с медью:
  1. Большая твердость.
  2. Значительно более низкая температура плавления.
Приход в Западную Сибирь бронзы падает на рубеж III-II тысячелетий до н.э. несмотря на практически повсеместное распространение бронзовых орудий сохраняется использование каменного инвентаря.

С внедрением в обиход бронзовых орудий отмечается резкое увеличение доли производящей экономики в жизни древних людей. [3] Скотоводство и земледелие делают резкий рывок в своем развитии. Оснащенные новыми, более совершенными орудиями труда, жители Западной Сибири сделали резкий рывок в развитии.

В середине II тысячелетия до н.э. на территории Прииртышья складывается самусьская общность. Её основными признаками являются:
  1. Керамика, украшенная отступающе-накольчатым орнаментом
  2. Высокоразвитое бронзолитейное производство.
К настоящему времени известно более 60 памятников самусьской общности. Среди них: Самусь IV, Черноозерье VI, Окунево XI, Ростовкинский могильник и др.

Наиболее широко известным памятником, характеризующим самусьскую общность, является Самусь IV - поселение, исследованное В.И. Матющенко. На территории памятника обнаружены жилищные комплексы площадью 60-70 кв. м., с несколькими очаговыми ямами, значительным бронзовым инвентарем.

Одним из наиболее выдающихся памятников эпохи развитой бронзы в Прииртышье - Ростовкинский могильный комплекс у г. Омска. Исследование могильника проводил Томский университет, возглавлял раскопки В.И. Матющенко. Грунтовый могильник у с. Ростовка составляет 38 могил, содержщими останки людей, похороненных по обряду трупоположения, в одиночных, парных и коллективных могилах. Среди выдающихся находок на Ростовкинском могильнике - бронзовый нож, на рукояти которого помещена бронзовая скульптура человека с конем. Сам В.И. Матющенко так описывает её в одной из своих работ: "Фигура человека очень напряжена, полное впечатление, что он на огромной скорости мчится за лошадью… У человека согнуты в коленях широко расставленные ноги, руки вытянуты вперед, правая рука держит недоуздок… Лыжи короткие, не более половины человеческого роста, с загнутым кверху носом. Фигура человека - легкая, с тонкой талией, одежда плотно облегающая… На человеке - легкая тюбетейка. Выступающие скулы, плоский нос воспроизводят явно монголоидный тип". [4]

Исследования могильника у с. Ростовка позволили В.И. Матющенко сделать вывод о существовании крупного бронзолитейного центра в районе современного г. Омска. Отмечая богатый набор изделий из бронзы, обнаруженных при исследовании памятника, наличие значительного числа бронзовых ножей, кельтов, наконечников дротиков и копий, В.И. Матющенко в 1978 г. сделал вывод о ведущем месте, занимаемом бронзолитейным центром у с. Ростовка в Среднем Прииртышье. [5]

Об этнической принадлежности населения самусьской общности до сих пор нет единого мнения. Вероятнее всего, что самусьская общность была сложным полиэтническим образованием. [6]

Приблизительно с XIV-XIII вв. до н.э. на территорию Прииртышья со стороны юго-запада начинают проникать племена воинственной и экономически развитой культуры андроновцев.

Андроновцы представляли собой значительную силу, и, несомненно, оказали решающее влияние на формирование местной культуры. Основным занятием пришлых андроновских племен было выпасное скотоводство. Разводили прежде всего крупный рогатый скот, лошадей, занимались охотой и рыболовством.

Продвижение андроновского населения по территории Приитрышья отражено в памятниках Ермак, Жар-Агач, Ирча, Черноозерье I, Прорва I, Еловское II и др.

Погребальный обряд андроновцев хорошо изучен на примере Еловского II грунтового могильника. [7] Грунтовые могилы, расположенные в определенной системе, так что не нарушали одна другую, содержат останки умерших, похороненных по отряду трупоположения. Представлено три вида трупоположения: на спине в вытянутом состоянии, на правом боку в скорченном состоянии, на левом боку в скорченном состоянии. Чаще всего встречается положение на спине, затем - на правом боку. Глубина могильных ям - 110-115 см. ниже уровня материка, однако встречаются и совсем неглубокие могилы.

Ориентировка могил головой на юго-восток, в сопровождении инвентаря: бронзовые ножи, иглы, наконечники дротиков и копий, браслеты, гривны, глиняные плоскодонные горшки, украшенные гребенчатым штампом. Значительную долю сопроводительного материала составляет оружие (практически в каждой мужской могиле на памятнике Еловское II). [8] Существует своеобразная взаимосвязь: чем древнее могила андроновской эпохи, тем более значительный сопроводительный инвентарь представлен в ней.

Керамический материал андроновского населения - керамика с четкой профилировкой, выделенным венчиком и плечиками. Венчик обычно украшался косыми штрихованными треугольниками, зигзагом, плечики покрывались меандром, тулово - меандрами, шевронами из заштрихованных треугольников, придонная часть либо украшалась равнобедренными заштрихованными треугольниками, либо оставалась неорнаментированной. Дно покрывалось солярными рисунками - вписанными окружностями, свастикой и т.д. Баночная посуда представляла собой более грубые экспонаты, известны и четырехугольные блюда, чаще всего не орнаментированные.

О этнической принадлежности андроновцев нет единого мнения. Андроновцы принадлежали к европеоидному расовому типу, и все больше исследователей склоняются к их иранской принадлежности. [9] По другой версии, андроновцы являлись ветвью древних угров.

К эпохе поздней бронзы в таежном Прииртышье относится, видимо, сузгунская культура, название которой было дано В.И. Мошинской [10] в 1952-1953 гг. по культовому месту Сузгун II. Впоследствии исследованием останков сузгунской культуры занимались М.Ф.Косарев, Т.М.Потемкина и т.д. Сузгун II - культовое место, является одним из самых значительных археологических памятников Западной Сибири. Культурный слой в центральной части памятника достигал 1, 5 метров, а насыщенность керамическим материалом, по описаниям В.И. Мошинской, была крайне плотной. [11]

Значительно позже сузгунская культура была отнесена к числу андроноидных, то есть испытавших серьезное влияние андроновской культуры. Памятники сузгунской культуры представлены преимущественно в таежной зоне Прииртышья, и располагались преимущественно по берегам рек, озер. К памятникам сузгунской культуры относят: Сузгун II, Ик, Тентис, Малое Кугаево, Новый Тап II, Бобровка I и др.

О генезисе сузгунской культуры нет единого мнения среди исследователей, однако наиболее распространенной точкой зрения считается процесс формирование сузгунской и сходной ей еловской культур как слияние местной гребенчато-ямочной орнаментальной (культурной) традиции и южной андроновской. [12] Однако уже в 80-х гг. В.Т. Галкин сделал попытку выделить в сузгунской культуре "определенные территориальные различия": выделить северные районы сузгунской культуры как менее испытавшие андроновское влияние, практически не отразившееся на керамическом материале, и южные районы сузгунской культуры. [13] Автор отмечает, что поскольку территория сузгунской культуры более чем значительна, то такое деление представляется очевидным. Кроме того. Земледельческо- скотоводческое население андроновской культуры не могло продвигаться бесконечно на север, поскольку в таежных климатических условиях производящее хозяйство андроновцев становилось все менее рентабельным, да и местное население не видело причин менять традиционную систему хозяйствования.

Керамика сузгунской культуры представляет собой горшки с плоским дном, слегка отогнутым венчиком, Орнаментация верхней части сосуда производилась гребенчатым штампом, нижней - гладким, причем преобладают простые узоры: ряды косо поставленных отпечатков штампа, "елочка", зигзаг и т.д. Практически не встречаются фрагменты с геометрическими андроновскими узорами.

Сузгунское население достаточно мало изучено, сложной продолжает оставаться ситуация с погребальным обрядом сузгунцев. Лишь в середине 90-х гг. были исследованы погребальные памятники сузгунской культуры на берегах Больших Крутинских озер. Погребения сузгунцев совершались под земляными насыпями. Преимущественно хоронили по обряду трупоположения или с частичным трупосожжением, известны и вторичные погребения, коллективные и индивидуальные. Иногда в единой могиле помещалось до десятка погребений. Умершие сопровождались керамическими горшками, иногда в погребение клали костяные и глиняные изделия. [14] Сузгунская культура, по оценкам разных специалистов, просуществовала до X - VIII вв. до н.э.

На рубеже II-I тысячелетий до н.э. в Западной Сибири начинается эпоха поздней бронзы, которая в различных районах Западной Сибири протекала 300-400 лет. В этот период вновь начинается активная миграция с севера на юг, ростом металлургического производства, формированием на основе местных традиций и пришлых новых культур.

Одной из первых на территории Омского Прииртышья сформировалась ирменская культура - достаточно хорошо изученная культура Обь-Иртышья. Говоря о генезисе ирменской культуры, следует отметить, что пока ученые не пришли к единому общепринятому мнению относительно её происхождения. Тем не менее, наиболее распространенной точкой зрения является мнение, что ирменская культура сложилась как синтез пришлых андроновских племен (федоровский тип) и местной кротовской культуры.

В Прииртышье памятники ирменской культуры представлены в достаточном количестве, одним из наиболее изученных является городище Большой Лог, курганным могильником Калачевка II и ряд других.

Хозяйство ирменского населения включало в себя земледелие и скотоводство. Изучением земледелия ирменской культуры занимался А.Е. Сидиров, который выдвинул точку зрения, что население ирменской культуры применяло пашенное земледелие, тягловую силу животных. Основными культурами были просо, пшеница, ячмень. [15] Сбор урожая осуществлялся бронзовыми серпами, помол муки - при помощи двуручных зернотерок. Об этом свидетельствуют как археологические находки, так и исследования культур, участвовавших в генезисе ирменской культуры.

Керамические сосуды, в которых хранили зерно и муку, достигали в объеме 12 литров. Однако такие горшки, по-видимому, закапывались в землю и таким образом служили подземными хранилищами. Сосуды ирменцев подразделены исследователями на 4 типа:
  1. Большие по объему, грубо обработанные "столовые" сосуды с слабо отогнутой шейкой и раздутым туловом - применялись для хранения запасов
  2. Плоскодонные горшки с тонкой шейкой, орнаментированной каннелюрами или валиками.
  3. Средние сосуды, круглодонные с шаровидным туловом, слабо орнаментированные.
  4. Чаши
Искусство ирменской культуры в металлургии известно бронзолитейным и ювелирным производством. Бронзовые изделия представляли, прежде всего, изделия для повседневного пользования, сельскохозяйственные орудия и упряжи, оружие, украшения. В ювелирном деле использовались серебро и золото, ирменцы отливали подвески, серьги, браслеты.

Погребальный обряд ирменской культуры - трупоположение, умерших укладывали на правый бок, в скорченном положении, головой на юг. Совершались и вторичные захоронение, известны случаи трупосожжения. Сверху могила покрывалась насыпью, глубина могилы была очень невелика. Насыпи иногда обводились четырехугольными рвами. При существовании насыпи могилы могли вырываться прямо в ней, и известны случай до 10 погребений в одной насыпи. Вместе с людьми хоронили животных, с умершими клали бронзовые изделия (ножи, украшения, оружие), глиняные сосуды, ювелирные изделия.

Уже на самом заключительном этапе бронзового века в X-VIII в. до н.э. с северо-запада в Западную Сибирь начинают продвигаться носители крестовой керамики. Вступив в контакт с сузгунским населением таежного Приитышья, носители крестовой керамики образовали красноозерскую культуру. Вошли в состав красноозерской культуры и местные элементы, сохранившие традиции со времен екатерининской культурно-исторической общности.

Памятники красноозерской культуры распространены на территории таежного Прииртышья, среди них: Красноозерка, Окунево V, Конашевка III, Инберень V, Ново-Троицкое, Чудская Гора и др.

Основу хозяйствования красноозерцев составляла охота, скотоводство и рыболовство. О том, какая отрасль экономики являлась ведущей, судить сложно. Так, А.Я. Труфанов полагает, что охота являлась ведущей отраслью красноозерской культуры. [16] Ряд исследователей, в том числе и В.А. Могильников, считают, что не менее значимым для жителей красноозерской культуры являлось коневодство, подтверждение чему - наличие больших скоплений костей этого животного на большинстве памятников красноозерской культуры.

Бронзолитейное производство представлено прежде всего бронзовыми кельтами, наконечниками стрел, орудиями хозяйствования. Очень развитым было военное дело красноозерцев, применялся сложный лук, различные бронзовые и костяные наконечники стрел, дротиков В защитном вооружении применялся панцирь из костяных пластин, стянутых жилами. На поселении Инберень V исследована бронзолитейная мастерская, найдены тигли, льячки, литейные формы.

Керамический материал красноозерской культуры представлен сосудами с круглым и плоским дном, украшенными характерным для красноозерской культуры крестовым штампом, а также струйчатым штампом. Сосуды имеют слегка отогнутую или дугообразную шейку, четко очерченными плечиками. [17]

Относительно завершающей даты существования красноозерской культуры долгое время не существовало единого мнения, однако большая часть исследователей пришла к выводу, что границей является VIII в. до н.э. Мало информации пока и о судьбе красноозерской культуры. [18] Все эти вопросы находятся еще на стадии изучения.
Список литературы
  1. Матющенко В.И. Средне-иртышский центр производства турбино -сейминских бронз// Древние культуры Алтая и Западной Сибири. Новосибирск, 1979 г. с. 34
  2. Мец Ф.И. Терехин С.А. Новые данные об игрековском погребальном обряде// Вторые исторические чтения памяти М.П. Грязнова. Омск. 1992 г. Ч.2 41
  3. Косарев М.Ф. Бронзовый век западной Сибири. М., 1981 г. с. 21
  4. Матющенко В.И. Нож из могильника у д. Ростовка// КСИА, М., 1970 г. с. 104-105
  5. Матющенко В.И. Средне-иртышский центр производства турбино- сейминских бронз// Древние культуры Алтая и Западной Сибири. Новосибирск, 1979 г. с. 35
  6. Коников Б.А. Основы археологии Западной Сибири. Омск. 1997 г. с. 43
  7. Погодин Л.И. О планиграфии Еловинского II могильника //Источники по истории Западной Сибири: история и археология. Омск, 1987 г. с. 26
  8. Погодин Л.И. О планиграфии Еловинского II могильника //Источники по истории Западной Сибири: история и археология. Омск, 1987 г. с. 36
  9. История и культура хантов. Томск, 1994 г. с. 8-10
  10. Мошинская В.И. Городище и курганы Потчеваш (к вопросу о потчевашской культуры)// Древняя история Нижнего Приобья М., 1953 г. № 35 с. 21
  11. Мошинская В.И. Сузгун II - памятник эпохи бронзы лесной полосы Западной Сибири.// МИА, М. 1957 г. № 58 с. 117
  12. Косарев М.Ф. Андроновские культуры Зауралья и Западной Сибири,, Брoнзовый век степной полосы Урало-Иртышского междуречья. Челябинск, 1983 г. с. 7
  13. Галкин В.Т. Новые памятники сузгунской культуры. //Источники по истории Западной Сибири. Омск, 1987 г. с. 43
  14. Полеводов А.В. Труфанов А.Я. О погребальном обряде сузгунской культуры.// Россия и Восток: археология и этническая история. Омск, 1997 г.
  15. Сидоров Е.А. О земледелии ирменской культуры (по материалам лесостепного Приобья).// палеоэкономика Сибири. Новосибирск, 1986 г. с. 37
  16. Труфанов А.Я. Культура эпохи поздней бронзы и переходного времени к железному веку лесостепного Прииртышья. Кемерово, 1990 г. с 4
  17. Энеолит СССР. Археология СССР. М., 1982 г. с. 300
  18. Абрамова М.Б. Стефанов В.И. Красноозерская культура на Иртыше.// Археологические исследования в районе новостроек Сибири. Новосибирск, 1985 г. с. 123; Членова Н.Л. Памятники конца эпохи бронзы в Западной Сибири. М., 1994 г. с. 68

Дизайн и разработка: Ачатов Александр | AV-Bass Studio©2012-2014

© Музей археологии и этнографии ОмГПУ