Наверх
Найти:

Потчевашская культура

Дата:2013-02-25 15:23:34

Средневековье стало временем массового внедрения железа в хозяйство и культуру народов Западной Сибири. Повсеместно железо постепенно начинает вытеснять бронзу как материал для изготовления орудий труда и оружия. Бронза продолжает использоваться для изготовления украшений.

II-IV вв. н.э. характеризуются вторжением на территорию Западной Сибири племен гуннов из районов Средней Азии и Забайкалья. Гунны практически нигде, кроме своей родины, не оставили сколько-нибудь значительных памятников, в том числе и в Западной Сибири. Вероятно, к памятникам нашествия гуннов в Прииртышье можно отнести коридорную гробницу на памятнике Черноозерье, где найдены останки человека и коня. Могила датирована авторами раскопок серединой I тысячелетия н.э. [1]

Отсутствие памятников, характеризующих проникновение гуннов на территорию Западной Сибири, ставит перед исследователями раннего средневековья целый ряд проблем. Достаточно трудно оценить степень того влияния, которое оказали гунны на местное население. Каким был характер экспансии, каковы были последствия - эти и другие вопросы остаются дискуссионными. Вполне вероятно, что гунны продвигались лишь по территории степи и лесостепи Западной Сибири, тем самым мало затронув кулайскую таежную культуру. Вероятнее всего, события происходили по описанной Б.А. Кониковым схеме: "…часть местных племен, пытавшаяся остановить воинственных кочевников, была растоптана копытами свирепых наездников, другая, настроенная конформистски, вступила с гуннами в союз, третья часть населения отошла на север, укрывшись в таежных районах Западной Сибири". [2]

Тем не менее, отсутствие материалов и достаточного количества известных памятников привело к тому, что история Западной Сибири, в особенности степных и лесостепных её районов в I-IV вв. н.э. практически не исследована.

На основе позднекулайской культуры в Обь-Иртышском междуречье складывается ряд культур, к которой относится и потчевашская культура. Название данной культуре было дано В.И. Мошинской в 1953 г. по названию городища Потчеваш вблизи г. Тобольска. [3] Однако В.И. Мошинская датировала культуру ранним железным веком. В 1970 г. группа уральский археологов и А.С. Шемякина пересмотрели датировку культуры, отнеся её к раннему средневековью - V-VIII вв. н.э. Ареал распространения потчевашской культуры включает в себя Среднее Прииртышье, Приишимье, Барабинскую лесостепь.

Происхождение потчевашской культуры остается дискуссионным до сих пор. Все исследователи признают кулайский компонент в этногенезе потчевашской культуры. Различные исследователи, кроме него, выделяют участвовавших в этногенезе потчевашской культуры саргатцев, местное таежное население, делают предположения о влиянии гуннов. Ряд исследователей отстаивают точку зрения о плавном переходе кулайской культуры в потчевашскую. [4] Вопрос о роли саргатского компонента в генезисе потчевашской культуры опирается исключительно на косвенные свидетельства, так как потчевашская культура географически занимает территорию, бывшую ранее зоной расселения саргатских племен. Однако если состоялся приход населения потчевашской культуры на территорию, занятую саргатским населением, то должны были остаться следы "перехода" от традиций одной культуры к другой. Конечно, в потчевашской культуре наблюдается ряд элементов традиций саргатского населения (культ коня, северная ориентация погребенных, размещение сосудов в могилах в перевернутом виде), однако с тем же успехом эти традиции могли быть переняты у соседей сложившейся потчевашской культуры.

Характерными памятниками потчевашской культуры являются: Кипо-Кулары III, Верхнее Аксеново I, II, Окуневский могильник, Петрово I, II, Черлак I, Усть-Логатка XXV, Паново I, Лисино II, Логиново, Александровка VI, Мурлинское I, Лихачево, Новоягодное I, III и т.д.

Хозяйство населения потчевашский культуры было многоотрапслевым, но, по преимуществу, производящим - скотоводство и, очевидно, земледелие были ведущими отраслями, менее значительную роль играло рыболовство и охота. Тем не менее, климатическая ситуация, состояние фауны, направление и характер торговых связей, а также стихийные бедствия могли оказывать существенное воздействие на соотношение основных форм хозяйствования. В отдельные, особенно неблагоприятные для производящих отраслей хозяйства периоды на первый план выдвигалась охота или рыболовство. Органичной частью хозяйствования населения потчевашской культуры являлось и собирательство, которое имело повсеместное хождение в таежной и лесостепной зонах.

Основу стада населения потчевашской культуры составляли лошадь, крупный и мелкий рогатый скот. Скотоводство было выпасным или придомным, пастбищами служили богатые травами поймы рек и озер. Разводили таежные породы лошадей, приспособленных к существованию в суровых сибирских условиях, в ом числе и к зимним выпасам. Лошадь давала человека не только мясо, шкуры и кость, из конского волоса плелись рыболовные сети и нити. Лошадь являлась тягловой силой и верховым животным.

О существовании земледелия у жителей потчевашской культуры можно говорить лишь на уровне гипотезы, поскольку земледелие как способ хозяйствования не оставляет столь значительных вещественных доказательств. С одной стороны, есть данные о существовании земледелия у предшествующих потчевашской культуре народов. В начале II тысячелетия н.э. земледелие тоже существовало. Это позволяет делать предположение о наличии у жителей потчевашской культуры земледельческих навыков и развитии земледелия. [5] Среди орудий труда на потчевашских памятниках обнаружены костяные мотыги и железные тесла.

Охота у носителей потчевашской культуры имела двоякую направленность. С одной стороны, можно выделить мясную охоту - лось, олень, медведь, косуля, волк. С другой стороны, выделяют и пушную охоту - заяц, белка, соболь. В качестве орудий охоты использовались как активные: простой и комбинированный виды лука с различными специализированными наконечниками стрел, так и пассивные: самострелы, различные ловушки. Пушнина добывалась не только для собственных нужд, но уже вывозилась за пределы Западной Сибири на юг.

Рыболовство потчевашского населения менее изучено. Большинство поселений потчевашской культуры расположены в благоприятных для развития рыболовства местах - устройством запоров и ловушек иного рода. Одновременно существовало сетевое и индивидуальное рыболовство, о чем свидетельствуют глиняные грузила. Использовались также калданные сети и луки с наконечниками-гарпунами. [6]

Широко было развито у потчевашского населения ремесло: дерево и костеобрабатывающее, кожевенное. Косторезное дело было связано как с орудиями труда, так и с оружием. Сырье для изготовления изделий из кости выбиралось заранее. Производство наконечника стрелы представляло собой сложный многоступенчатый процесс: отбор и дробление кости на несколько фрагментов, "черновая" проработка изделия, доводка изделия, шлифование. Деревообрабатывающее ремесло связано с постройкой жилищ, оборонительных и погребальных сооружений. Использовались практически все породы деревьев, произраставшие в Западной Сибири. Широко использовался такой многофункциональный материал, как береста: из нее изготавливали посуду, ею покрывали крыши домов, погребальных сооружений.

Металлургическое производство объединяет в себе как бронзолитейное, так и железоделательное производство. Компоненты для бронзолитейного производства доставлялись в Западную Сибирь из южных районов - Казахстана, Южного Урала, Минусинской котловины. Плавка и литье изделий велись уже на территории Западной Сибири, о чем свидетельствует большое количество тиглей и льячек для бронзы, найденных на потчевашских памятниках. Формы для отлива изделий, вероятнее всего, были деревянными или же земляными. Если литьем простыхизделий занимались практически большинство населения, то изготовлением сложных вещей занимались специальные мастерские. Потчевашские металлурги были знаомы с рецептами как классической "зеленой" бронзы, так и "серебряной" или "оловянной" бронзы. Из "серебряной" бронзы, как правило, отливались украшения (они были очень похожи на серебряные). Из бронзы также отливали детали поясных наборов (пряжки, накладки, бляхи, наконечники ремня), антропо- и зооморфные подвески, украшения (перстни, серьги, бусы, подвески).

Железо, в отличие от компонентов бронзы, добывали в Западной Сибири практически повсеместно. Железо получали из болотной руды, многие городища потчевашской культуры находятся в районах, богатых железной рудой. Руду подвергали предварительной обработке, плавили в печи, и из крицы выковывали железо. Также металл можно было получать из сидерита - минерала с высоким содержанием железа. Потчевашское население освоило различные способы выплавки железа, тем самым получая железо различных характеристик - от мягкого до высокоуглеродистой стали.[7] Наиболее распространенным видом обработки металла являлась свободная выковка, которая дополнялась термической прокалкой. Кроме того, известны шлифовка и заточка лезвий ножей и сабель. Из нововведений стала использоваться многослойная сварка, ножи изготавливают преимущественно из железа. Из железа же изготавливали орудия домашнего быта и оружие, конское снаряжение. [8]

В период потчевашской культуры и бронзолитейное. И железное производство переживают период резкого подъема, развиваются новые методы изготовления изделий, вырастает как общее количество металлических изделий на памятниках, так и их качество. Как свидетельствуют археологические памятники, война во время потчевашской культуры была распространенным и частым явлением. Большинство памятников потчевашского периода - городища, достаточно серьезно укрепленные, чтобы называться крепостями. Боевые действия велись как с непосредственными соседями, так и против иноземных врагов в лице тюрок. Вполне вероятно, что тактическими соображениями объясняется и специфика расположения потчевашских памятников - небольшими компактными группами. Многие городища имеют двойную и даже тройную линию обороны, что повышало их выживаемость.

Войско потчевашцев состояло из пеших и конных воинов. Пешие лучники составляли основу войска, были вооружены комбинированными луками. На данный момент насчитывается 19 видов наконечников стрел потчевашского периода, разделенных на 3 типа: трехлопастные, плоские и трехгранные. [9] Конные воины были, видимо главами отрядов, вооружение которых, помимо сложного большого лука, составляли копье с железным наконечником, железные наборные панцири, сабли, кинжалы и шлемы. Погребальный обряд населения потчевашской культуры представляет собой погребение по обряду трупосожжения, гораздо реже - по обряду трупоположения. Насыпи визуально не наблюдаются, однако, вполне возможно. что они присутствовали. Кремация совершалась не в могиле, затем остатки кремации помещались в какую-либо емкость (кожаный мешок, глиняный сосуд) и укладывали в неглубокую, в рост человека, могилу. На емкость и рядом клали сопроводительный инвентарь - горшки, бронзовые и металлические изделия. Известны случаи нахождения в погребениях оплавленных вещей, однако авторы раскопок отмечают. Что вероятнее всего это произошло в связи с тем, что вследствие недавней кремации останки умершего были еще очень горячими.

На примерах погребений можно увидеть и социальное расслоение потчевашского общества - ряд могил оказался безинвентарным, в некоторых могилах были найдены украшения из бронзы, стекла, в других могилах - вооружение, детали пояса, антропоморфные и зооморфные подвески и т.д. в межмогильных пространствах нередко обнаруживаются следы тризны. Очень часто в сопроводительном инвентаре находятся китайские монеты. В одном из погребений расчищены кости взнузданного коня - с железными удилами, стременами и пряжкой. У потчевашского населения существовал культ коня, что выразилось прежде всего в археологических останках челюстей лошади, обнаруженных на могильниках. Особое место в воззрения потчевашского населения занимал огонь, о чем свидетельствует кремация останков умерших. Явные признаки культа медведя были выявлены в результате неоднократного обнаружения бронзовых изображений медведя, иногда человеко-медведя. Кроме того, встречены и изображения филина, лося, орла. В целом же вопрос о верованиях на основе археологических культур носит во многом теоретический характер.

  1. Генинг В.Ф. Корякова Л.Н, Овчинникова Б.Б. Федорова Н.В. Памятники железного века в Омском Прииртышье.// Проблемы хронологии и культурной принадлежности археологических памятников Западной Сибири. Томск, 1970 г. с. 219
  2. Коников Б.А. Основы средневековой археологии Западной Сибири. Омск. 1992 г. с. 35
  3. Мошинская В.И. Городище и курганы Потчеваш (к вопросу о потчевашской культуре). // Древняя история Нижнего Приобья. М., МИА, 1953 г. № 35.
  4. Елагин В.С. Молодин В.И. Бараба в начале I тысячелетия н.э. Новосибирск, 1991 г. c. 43
  5. Коников Б.А. Основы средневековой археологии Западной Сибири. Омск. 1992 г. с. 37
  6. Коников Б.А. Материалы к характеристике вооружения среднеиртышского населения в эпоху раннего средневековья. // Археология Прииртышья. Томск, 1980 г. с. 71
  7. Зиняков Н.М. Эволюция кузнечной техники в Среднем Прииртышье (III в. до н.э. - XIII в. н.э.). Новосибирск, 1989 г. с. 111
  8. Зиняков Н.М. Эволюция кузнечной техники в Среднем Прииртышье (III в. до н.э. - XIII в. н.э.). Новосибирск, 1989 г. с. 113
  9. Коников Б.А. Материалы к характеристике вооружения среднеиртышского населения в эпоху раннего средневековья. // Археология Прииртышья. Томск, 1980 г. с. 70

Дизайн и разработка: Ачатов Александр | AV-Bass Studio©2012-2014

© Музей археологии и этнографии ОмГПУ